Отечественная школа альпинизма

Автор: | 08.06.2020

В советском альпинизме последовательность в обучении была установлена с момента организации первых учебных альпинистских лагерей ОПТЭ (Общество пролетарского туризма и экскурсий) и профсоюзов. Если раньше объем учебно-тренировочной работы в основном служил критерием подготовки, то прогресс в системе обучения и рост квалификации инструкторского состава позволили перейти от количественного к качественному критерию подготовки. Переход к качественной оценке создал условия для реального переноса значительной части учебного материала на занятия и тренировки подготовительного периода, в секции и клубы. Активная и полная подготовка на местах позволяет большую часть времени в горах посвятить восхождениям.

Многогранность альпинизма требует комплексного подхода к подготовке — физическая и психологическая подготовка, тактика и техника, вопросы безопасности. Классификация маршрутов позволяет фиксировать квалификационный уровень альпиниста в виде законченной подготовки к восхождениям соответствующей сложности. В этом смысле квалификационные уровни логично увязываются с разрядными нормативами.

Молодой альпинист, ставящий перед собой определенную цель в спортивном совершенствовании, должен знать, что процесс воспитания и обучения в альпинизме рассматривается не на абстрактных этапах присвоения разряда, а на уровне его конкретной квалификации.
Следует отметить, что, принимая во внимание характер альпинистской деятельности, следует знать и помнить, что кроме спортивных разрядов и квалификационных уровней мерилом альпинистской квалификации является качество совершенных восхождений и осознанный опыт. Основа этого заложена в оценке каждого альпиниста в отдельности товарищами по группе, команде, связке. И конечно — в самооценке альпиниста.
Во все времена, от зарождения советского, и до современного российского, альпинизму было присуще направление так называемого “учебного альпинизма”, который вначале опирался на ячейки ОПТЭ, затем секции горного туризма и секции, клубы и федерации альпинизма (после 1936 г.). Иногда низовые коллективы объединяли как альпинистов, скалолазов, так и туристов.

Для выезда в горы использовалась система альпиниад, массовых альпинистских мероприятий различного направления. С первых лет становления советского альпинизма ему активно придавался статус массового государственного явления. Незамедлительно начало сказываться отсутствие учебной базы, подготовленных инструкторов и тренеров по альпинизму. Отсутствие системы обучения молодых альпинистов очень скоро привело к резкому повышению несчастных случаев в горах. Решение проблемы лежало только в организации единой учебной системы, строительстве стационарных и открытии временных (передвижных) альплагерей.

Для развития учебного альпинизма, в первую очередь, стали осваиваться достаточно легко доступные районы Кавказа (ущелья Алылсу и Адырсу, Приэльбрусье, Цейское ущелье, Домбайская и Узункольская поляны, Сванетия), Тянь-Шаня (Горельник и Талгар). Например, до войны, в стране функционировало более 50 различных альплагерей, причем почти половина приходилась на долю профсоюзов. Тем не менее, массовые альпинистские мероприятия оставались в почете и моде, так как основной базы (альплагерей) тогда явно не хватало. Причем практически в каждом из указанных районов были свои школы инструкторов альпинизма.
Появление системы учебных лагерей поставило перед руководством альпинизма в стране, новые задачи: отсутствовали учебные программы подготовки альпинистов и инструкторов. Каждое ведомство, владевшее хотя бы одним лагерем, самостоятельно решало эту проблему. Все это привело к разному пониманию одних и тех же тактико-технических приемов, вопросов обеспечения безопасности и т.д. Только с появлением ОПТЭ, принявшего на себя организационные и объединяющие функции, стало возможным решать эти проблемы. Система массовых альпинистских мероприятий продолжала существовать, и даже первое мероприятие по подготовке руководителей низовых секций альпинизма в 1929 г. было проведено в виде большого учебного похода в Безенги. По своей сути это была самая первая Школа инструкторов альпинизма, которой руководил выдающийся альпинист и организатор В. Л. Семеновский.
На местах работа секций и клубов начала принимать столь знакомые нам формы: круглогодичная подготовка, перенос на равнинные условия отдельных тем практических занятий: передвижение по снежным склонам, заливка склонов и намораживание льда для занятий по ледовой технике и пр. Кратковременные трудовые отпуска трудящихся и учебной молодежи вплотную ставило необходимость экономии времени для более продуктивной работы в горных условиях. Поэтому необходимость экономии времени в горах очень скоро была буквально возведена в ранг традиций на альпинистских базах, экспедициях и альпиниадах. Предполагался плотный распорядок дня и весьма насыщенное расписание занятий. Даже отдых был регламентирован и рационализирован, дни отдыха часто совмещались с подготовкой к выходу, сдачей различных зачетов, проведением теоретических занятий.
Насыщенность времени конкретными делами не освобождает участников от обязанности думать. Лавина информации, поступающей непрерывным и плотным потоком, требует интенсификации мышления, ибо вся информация должна быть систематизирована, осмыслена и как можно быстрее обращена на пользу дела. Непозволительной роскошью становится, если так можно сказать, всякое ленивое шевеление мозгами: мышление почти вынужденно становится оперативным.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *