Продолжение истории: «Отдых на юге»

Автор: | 18.05.2020

Непогода наконец прекратилась, и туристы продолжили спуск. Перед водопадом заночевали — опять на вещмешках, так как палатки и спальники были насквозь мокрые. Утром обошли водопад, но вскоре уперлись в другой. Филатов устроил ребят на подходящей площадке и, оставив за себя старшую пионервожатую школы Аню Соколову и велев всю ночь жечь костры, и вместе с командиром группы отправился за помощью. Шли они часов пять, поднялись почти на гребень хребта. Оттуда увидели далеко внизу крышу — кордой лесничества. В нем было тепло, висела чья-то одежда, светились угли. Филатов решил ждать людей до рассвета, а потом, если они не придут, спускаться дальше.
Лесники пришли в пять часов утра. Они действовали как настоящие советские люди — выделили туристам два рюкзака продуктов, а сами поспешили вниз за спасателями.
Когда Филатов вернулся к группе, костер еще дымился. Ребята радостно встретили возвращение руководителя. И все пошли вниз. По дороге встретили спасателей. Пять пришедших и Филатов по очереди несли на рюкзаке Олю К. К вечеру, преодолев по пути около двадцати бродов через реки, туристы оказались в теплом кордоне лесников. Сразу же сняли мокрые носки, стали сушиться. Ужин со свежим хлебом и сгущенкой вернул ребятам хорошее настроение.
Когда же их наконец доставили в Сочи, десятерых (больше половины!) после медосмотра положили в больницу с диагнозом: «обморожение стоп 1 – 2-й степени, общее переохлаждение…».

Позже выяснилось, что у Оли К. хроническое заболевание и она нуждается в постоянном спец. лечении. Руководитель же об этом и не подозревал. Не потому ли, что Оля была одним из случайных участников, включенных в состав группы «со стороны»? Она не училась в той школе, где И. Филатов вел туристский кружок.
Но как же родители, все зная, отпустили ее так далеко, надолго, и главное — не предупредив никого о заболевании дочери? Ведь окажись Оля в другой группе, все могло кончиться значительно хуже. Поскольку, как показало происшедшее, подготовка к путешествию всех семи групп была явно недостаточной.
Прежде всего мало имелось информации о предстоящем пути, раньше школьники здесь не ходили. Правда, нашлась какая-то старая карта. Она, как выяснилось на маршруте, содержала много неточностей. Например, на ней были обозначены тропы, которых не оказалось на местности, не были показаны и водопады, ставшие преградой для филатовцев.
— Да простой маршрут, по дорогам между селами, — говорили родителям. Но ходит ли какой-либо транспорт по этим дорогам в марте? Какая погода обычна здесь весной, какова глубина снежного покрова? Где расположен ближайший медпункт? Откуда можно связаться со спасателями (где связь, телефон)? Эти вопросы до похода остались невыясненными. А что стоило бы связаться по телефону с местными властями или спас. службой, все уточнить!
Маршрут оказался технически сложнее, чем предполагалось: крутой рельеф, опасные мокрые склоны, неустойчивая погода… В заявочных же книжках стояло: «Сложных участков нет»!
Кроме того, не проработали запасные и аварийные варианты, не назначили руководителя всего сбора. Не оговорили даже точки встреч и действий, если какая-то группа не прибудет туда вовремя. Почти на сто детей не было какого-либо медицинского работника. Хотя филатовцы не явились в Адлере к поезду (обратные билеты были куплены заранее), руководитель другой группы отправил в спас. службу телеграмму, что все семь групп поход окончили благополучно… Легкомыслие? Или халатность, чуть не обернувшаяся трагедией?
Конечно, если бы члены МКК внимательно и принципиально — как положено! — рассмотрели заявочные документы, то легко обнаружили бы и многочисленные нарушения инструкций Минобразования, и плохую подготовленность похода. Однако ради «своих» члены комиссии на многое закрыли глаза. И на то, что у туристов нет хорошего картографического материала и каких-либо описаний пути, что школьников в некоторых группах больше, а возраст их меньше, чем положено по правилам, что взрослые не имеют разрешений медиков на путешествие. Да что говорить, сам председатель МКК знал загодя и о другом, грубейшем нарушении правил — о том, что вместе с группами отправляются на маршрут четырнадцатилетняя Наташа Е. и ее отец, не записанные ни в каких походных документах. На разборе также выяснилось, что комиссия выпускала отряды «по летним меркам», якобы не зная о повышенных требованиях к походам в межсезонье.
Возможно, некоторые читатели сочтут мелочами соблюдение всех формальностей — 15 школьников в группе или 17, записаны все в «маршрутку» или нет, прошел ли руководитель медосмотр… Но опыт показывает — любое, даже самое незначительное нарушение нередко в неблагоприятных обстоятельствах выливается в ЧП. Кроме того, подобные «мелочи», нарушения «без последствий» вызывают у иных ощущение вседозволенности и вырабатывают этакое лихаческое отношение к путешествиям.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *