Природный парк Оленьи ручьи

Автор: | 06.05.2020

 

   Тропа оленьих ручьев

   Популярность природного парка «Оленьи ручьи» с каждым годом увеличивается. Посетителями из соседних областей уже никого не удивишь. Посмотреть на парк приезжают и люди из дальнего зарубежья. Почему они едут сюда, своих парков у них нет что ли?
Природный парк Оленьи ручьи   Чтобы ответить на этот вопрос, пройдем по тропе, проложенной по правому берегу реки. Уже в начале маршрута около дорожки вам встретится сосна, возраст которой составляет примерно 285 лет — это с помощью специальных приборов установил приезжавший сюда дендроронолог.
   Немного дальше по тропе сохранилась целая роща таких же старых лиственниц. Этот участок парка называется «Вековые лиственницы» и имеет статус памятника природы областного значения. Роща сохранилась благодаря тому, что у лиственницы высокая зольность и при изготовлении древесного угля её использовали в последнюю очередь.
   Любоваться рощей будут не только наши внуки, но и правнуки: ведь живет лиственница до четырехсот лет, а отдельные экземпляры и того дольше. Глядя на эти деревья можно представить. каков был бы здесь лес, если бы не хозяйственная деятельность человека.
   Слева от тропы стоят две сосны — одна бортевая, вторая с колодой. Борть — это дупло в дереве, сделанное человеком. Хозяин борти сдавал её в аренду пчелам.
   Борть делали так вначале на опушке леса или на большой поляне, желательно недалеко от воды, находили сосну, диаметром не менее 80 см. На высоте от 7 до 14 м. прямо в стволе, бортник вырубал прямоугольное отверстие (должею), через которое вытесывал дутою внутри ствола. Затем, посередине дупла он проделывает меньшее отверстие – летом через который будут влетать и вылетать пчелы. Леток должен смотреть на восток чтобы пчелы просыпались с восходом солнца и приступали к работе. А должея должна выходить на юг — так пчелам теплее. Поскольку это все делали вручную, тона долбежку борти мог уйти день. В живом дереве в силу протекающих естественных процессов летом пчелам не так жарко, а зимой не так холодно, как в засохшем мертвом дереве.
   Но сосну, подходящую для строительства борти, найти трудно. Впрочем, бортники нашли выход: этот выход — колода. По сути, та же борть, только выпиленная из кутка ствола (часто на колоды распиливают упавшие бортевые деревья) и подвешенная высоко на дереве. Одна такая пустая, без пчел и меда колода весит не менее 200 кг, а может и 300. Колоды поднимали на ствол с помощью тяговой силы лошади.
Оленьи ручьи   Для привлечения роев стены бортей натирали душистой мелиссой, медом, прополисом, опрыскивали настоем цветков, подвязывали снаружи гички пахучих трав, свежие липовые веточки.
   К сожалению, в нашем парке ни в борти, ни в колоде, пчелы уже не живут, поскольку полян вокруг сосен давно уже нет. А вот в башкирских парках бортничество возрождается. Этим убивают двух зайцев: во-первых, увеличивается посещаемость — ведь живая борть интереснее, чем мертвая, а во-вторых, есть возможность подзаработать местному населению — такой мед из-за экологичности стоит в три раза дороже ульевого и прекрасно раскупается экскурсантами.
   Тропа, по которой движутся туристы, густо засыпана отсевом. Дело в том, что земля здесь постоянно сырая и, не будь отсева, первые же группы туристов привели тропу в негодность.
   Отсев — это пусть некрасивый, но быстрый способ решения проблемы. Есть в парке “Оленьи ручьи” и более эффектные решения. Неподалеку от одного из участков тропы стояла очень старая засохшая сосна. Однажды сильный ветер свалил её. Упавшее дерево — это питомник для вредителей-короедов. Вывозить отсюда проблематично. И тогда в парке решили распилить её на срезы и вымостить ими тропу. Этот участок так понравился туристам, что теперь сюда подвозят спилы и от других старых деревьев.
   В местах наиболее массовых посещений оборудуются стоянки. Туристов приучили оставлять мусор после себя в кучах, а не разбрасывать по кустам. Впрочем, сейчас всё больше посетителей сами выносят его на станцию.
   Но вот лес закончился и тропа выводит нас к вершине скалы Утопленник. Раньше она была безымянной, а название получила после того, как здесь во время одного из сплавов утонули два студента. Вершина этой скалы — одна из лучших смотровых площадок на реке.
Тропа оленьих ручьев   Соседняя скала имеет два названия — одни её зовут «Скалой Ангела» а другие «Камнем Надежды». В сентябре 2005 года на ней поставили статуэтку ангела. Ее создательница, шведская художница Лена Эдвалл, со своими друзьями создала семь скульптур и разместила их в разных точках земного шара, чтобы ангелы обняли планету, неся людям Свет и Надежду, защищая их от страха и отчаяния.
   Первоначально статуя была белой. Но после того, как какой-то вандал её обезглавил, — пришлось её покрасить, чтобы шов не выделялся. Камней в постаменте при установке было гораздо больше, чем сейчас. Видимо, разбирают на сувениры. Зато всё пространство вокруг засыпано монетками — люди хотят возвращаться сюда ещё и ещё.
   Чтобы попасть к Ангелу, надо вначале спуститься в гигантскую карстовую воронку; а потом пройти через Целующиеся скалы. На камушках у этих скал по весне, когда сходит снег, выползают погреться гадюки. Спускаешься по лестнице, глядишь — здесь гадючка лежит, там лежит.
   Не обращают внимания на туристов и птицы: они устраивают гнезда рядом с тропой. Рядом с ней есть и несколько дятловых кузниц. Они устроены в деревьях с щелистой корой: в эту щель дятел вставляет шишку, чтобы потом отогнуть чешуйки и достать семена. По шишкам, лежащим около дерева, можно определить, кто здесь обедал: дятел только взъерошивает чешуйки, а белка отрывает их полностью, оставляя один стержень.
   В районе Митрофанова лога река делает резкий поворот. И если до сих пор туристы шли по залитому солнцем лиственному лесу, с небольшим включением хвойных пород, то теперь всё переменилось. Это северный склон — прибежище темно-хвойной тайги, состоящей из пихты и ельника. Инструктор Елена Сорокина рассказывала, что когда они с группой перешли на этот склон, — маленькая девочка, держа маму за руку, спросила: «А у вас тут Баба Яга живет?».
   Нет, девочка. Баба Яга здесь никогда не жила; зато жили охотники времен мезолита, неолита, энеолита и бронзового века. Выяснили это археологи, произведя раскопки в пещере, что расположена справа от тропы. При раскопках они вскрыли несколько культурных слоев, причем самый древний датировали 12 000 лет до н. э. Здесь найдены каменные наконечники, а также фрагменты костей различных животных, в том числе шерстистого носорога, пещерного медведя и дикой уральской лошади, обитавшей в этих краях до оледенения. В тот момент, когда Елена Сорокина рассказывала экскурсантам о жизни древних охотников, маленький мальчик спросил маму, указывая на выпуклый в одном месте потолок пещеры: «Мама, а у них там люстра висела?».
   Впрочем, в этой пещере постоянно не жили — её использовали как временную стоянку. А вот постоянное поселение находилось на камне Городище. Назвали его так потому, что это поселение мысового типа было хорошо укреплено: скала имеет вид треугольника, с двух сторон отвесные стены, а с третьей был земляной вал и ров. Жили обитатели поселка в землянках. Следы рва и землянок видны до сих пор. 
   Наверное, надо было еще рассказать о находящемся рядом с тропой камне «Пьющая лошадь», который на картах помечен как «Дыроватый», об эндемике ветреннице уральской, о большой липовой роще, состоящей из весьма почтенных деревьев, о том, как строился участок тропы вдоль склона горы и как закреплялась цепь на овринге. Но это уже совсем другая история.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *