Коптеловский музей истории земледелия

Автор: | 30.07.2020

 Коптеловский музей истории земледелия и быта крестьян возглавляет Леонид Федорович Русаков, не только прекрасный директор, но и экскурсовод от бога. Вот как он рассказывает про родник, рядом с которым строились первые дома деревни: «американцы его прозвали «Родником любви». Когда крутые американские парни приезжают в Екатеринбург за красавицами — в качестве свадебного путешествия посещают наше село, у родника клянутся, что у них будет любовь такая же не иссякаемая, как этот родник. А вот коптеловские девчонки знают, что если этой водой умываться, то им до старости никакая штукатурка на лице не потребуется. И наши женщины никогда не покупают никакой «Ленор», чтобы белье пахло морозной свежестью: они знают, что белье надо прополаскивать в родниковой воде, и оно станет таким же нежным, как и мужская рука, лежащая на груди, а кто не верит — может попробовать.»
Коптеловский музей истории земледелия   А поскольку вода хранит информацию, то можно в нее прошептать желание, и она будет нести эту информацию в Реж, потом в Ницу и так до самого полюса, и к Новому году ваше желание исполнится. Для горожанина посещение коптеловского музея будет настоящим откровением. Ну где еще он, к примеру, узнает, что половицы – это не просто доски для пола, а напополам расколотые бревна, уложенные на пол. А если кто-то из мужиков в старину решал заняться предпринимательской деятельностью, то обязательно должен был выполнить три условия:

1) фасад дома должен быть отремонтирован (а на остальные три стены никто и не посмотрит);

2) во дворе должен стоять экипаж с кучером (а ездит или нет он на этом экипаже, никого не интересует);

3) в комнате, где он принимает партнеров по бизнесу, должна сидеть жена, и упаси Бог, если она худая — никто с этим мужиком дела иметь не будет: какой же он бизнесмен, если свою жену прокормить; не может. Красота женщины в то время определялась не длиной ног, а шириной талии.

   Все мы знаем поговорку о танцах от печки. Оказывается, прежде чем построить избу, мужик выбирал место, где поставить русскую глинобитную печь. И только когда печь была готова, мужик начинал возводить стены избы. Избу ставили так, чтобы солнышко с утра до вечера заглядывало в окна. А вот северная сторона у избы должна быть глухая, зато устье печи должно всегда выходить на северо-запад, и напротив прорубалось окно, чтобы та нечистая сила, которая с севера, с холода прилетает к этой избе, через окно видела, что в избе есть печь, а в печи есть огонь. Печь и красный угол всегда находились по диагонали друг напротив друга.
Сор из избы никогда не выносили, его мели в сторону печки и через нее утилизировали.
Очеп, на котором висела зыбка, заготавливался молодым отцом заранее. Он старался вырубить палку посучковатей. Считалось, что чем больше на ней сучков, тем больше будет сынков. Прежде, чем положить в зыбку ребенка, в нее клали котенка. Если котенок спит, то и ребенок будет спать. Если котенок выпрыгнул, искали другое место. Вот он, фэн-шуй XVIII века.
Привозных экспонатов в музее нет. Леонид Федорович рассказывает: «Мы знаем, в каком доме ходили те или иные часы, что выставлены у нас в музее, кто по какому будильнику просыпался и спешил на работу, а вот эти часы пролежали в кармане одного из жителей села три войны – две мировых и гражданскую.»
У многих из нас с вами в доме по сегодняшний день висят отрывные календари, и мы каждое утро подходим и отрываем очередной листок. Но когда они представлены здесь с 1947 года по год сегодняшний, то, перелистывая их, вы перелистываете полувековую историю нашего государства».
Мне хочется уходить из такого музея участникам экскурсии, да приходится – директор не экспонат, ему отдохнуть нужно. Но все экскурсанты обещают вернуться, да не одни, а с друзьями и родственниками – надо и им на такое чудо посмотреть.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *