Командир всегда прав

Автор: | 25.06.2020

Спросите любого вожатого: что такое дисциплина? Он скорее всего ответит: это — подчинение руководителю, выполнение его приказов. Увы, так узко, убого определяют это сложное понятие многие. У них-то скорее всего дисциплины в группе и не будет.
Ведь если так ее понимать, то, коли нет вожатого или учителя, делай что хочешь! Ну, возразят мне, есть еще командир, дежком, их тоже надо слушаться. А если и их нет? Все «командование» куда-то ушло, некому приказывать. Что же, дисциплины тогда уже не существует?
Строгий руководитель может «вымуштровать» туристов так, что любое и нелепое его распоряжение будет незамедлительно выполняться. Но дисциплина из-под палки, порядок, который основывается лишь на запретительных мерах, — это худший вид дисциплины. Хотя, разумеется, взрослый не должен уподобляться и крыловскому повару, у которого «Васька слушает, да ест…».

При движении, допустим, по покрытому снегом леднику туристы очень четко передают команды, выдерживают строй. Ведь не глупые же они, понимают: иначе опасно — отойдя в сторону, рискуешь провалиться в трещину. Но стоит спуститься в долину, к людям, как иных путешественников будто подменяют, и руководителю приходится трепать нервы, наказывать их за непослушание. Почему так происходит?

Да потому, что в первом случае ребята понимают НЕОБХОДИМОСТЬ дисциплины, а во втором считают ее необязательной.
Вот сколько ни говорят новичкам об опасности горных рек, до их сознания эти слова доходят плохо. Словесное воспитание, считал А. С. Макаренко, это 60 процентов неуспеха… Ребята все равно лезут купаться («Я же у самого берега»), а девочки — мыть посуду, стирать. Скажете, недисциплинированная группа? Не в этом дело.

Школьники НЕ ОСОЗНАЮТ ОПАСНОСТИ

Можно «закручивать гайки», однако гораздо эффективнее наглядно показать справедливость запретов. Выбрать безопасное во всех отношениях место и самому сильному парню или взрослому предложить на глазах у всех перейти речку (разумеется, организовав по всем правилам страховку). Хотя глубина невелика, все его попытки безуспешны — сбивает напором воды. И после такой демонстрации уже не придется ставить у реки «часовых» — туристы станут относиться к ней без прежнего легкомыслия.
Вот еще реальный случай. Перед очередным тренировочным походом старший инструктор нашего лагеря строго-настрого приказал: в месте сбора воду для обеда взять из пионерского лагеря. Однако в одном отряде набрали ее из реки. Тогда старший инструктор объявил общее построение и велел перед строем выкопать три ямки; в одну вылить первое, в другую — второе, в третью – компот. Весь обед. И вылили. Голодным, конечно, никто не остался (другие отряды поделились), но недовольных было множество. Считали это чуть ли не самодурством.
Наутро двинулись дальше по берегу реки. И часа через два увидели свиноферму, из которой зеленоватый ядовитый ручеек тек в реку… Если раньше общественное мнение детей было на стороне дежурных (их корили лишь за то, что не соврали начальству), то теперь положение резко изменилось — все признали приказ верным, а поваров ругали за лень («Не могли уж сходить в лагерь!»).
О чем говорят эти примеры? Дисциплина вытекает из опыта, практики людей. Школьники не роботы, бездумно выполняющие любые приказы. Если они не понимают их необходимость, дисциплины скорее всего не будет. То есть она должна быть сознательной. Перефразируя классическое выражение, можно сказать:

ДИСЦИПЛИНА — ЭТО ОСОЗНАННАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ

И достигается она не наказаниями, а воспитанием и обучением.
Не добиться дисциплины, если цели похода не совпадают с личными целями каждого. Кто-то надел рюкзак потому, что дома скучно, нечего делать, другой — за компанию, его уговорил приятель. Третья хочет отдохнуть от нотаций родителей (и так бывает)… Попробуйте пригрозить такому случайному попутчику, что не возьмете его летом на Памир, — он будет держаться за живот от смеха, ведь он туда и не собирался.
Всем известно: без разрешения далеко не отлучаться. Но ведь уходят! Вожатый бегает туда-сюда, нервничает… Ребята его успокаивают, но сами к нарушению порядка безразличны. Сделайте так: нет кого-то 15 – 20 минут, и неизвестно, где он, соберите всех (прекратите все игры, разбудите спящих…) и отправьте на поиски. Тогда к нарушителю туристы отнесутся иначе — они его искали, устали, оторвались от интересных дел. И другие поостерегутся «исчезать», зная, что их начнут искать. А в распоряжениях вожатого начнут видеть не его прихоть («Я так хочу, чтобы никто не уходил»), а выражение воли, требований коллектива, поскольку нарушитель практически всегда подводит всю группу.

Таким образом, дисциплина — это не только мера безопасности, но и форма отношения к товарищам, и СРЕДСТВО ДОСТИЖЕНИЯ ОБЩЕЙ ЦЕЛИ. Ясно, что шансов дойти до «финиша» у разгильдяйской группы весьма мало — что-то им обязательно помешает.
А как поступить с нарушителем, который подбивает на опасные проделки и других? Прежде всего надо разобраться, почему он так себя ведет — сознательно или по незнанию. Часто парень желает стать «героем», отличиться перед девочками (тогда обратитесь за помощью к ним), завоевать авторитет или «насолить» руководителю, с которым никак не найдет общего языка. Если требования, убеждения, разъяснения и наказания не действуют, остается крайняя мера — отчисление из коллектива. Для пользы самого нарушителя. И чтобы «зараза» не распространилась. Учтите, отправить его домой из дальнего путешествия одного, без взрослых, нельзя. Так что выясняйте характер каждого до похода.
…Так был ли командир прав? Это выяснится вечером, на заседании штаба. А до тех пор придется ему подчиняться, даже если он не слушает советов приятеля. Еще кто-то из полководцев древности сказал: «Послушание в бою важнее храбрости».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *